Фантастика в повестях Гоголя - сочинение

Николай Васильевич Гоголь – совсем уникальный писатель, не схожий на других мастеров слова. В его творчестве много поразительного, вызывающего восхищение и удивление: забавное переплетается с катастрофическим, умопомрачительное с реальным. Уже издавна установлено, что база смешного у Гоголя – это карнавальность, другими словами такая ситуация, когда герои вроде бы надевают маски, проявляют непривычные Фантастика в повестях Гоголя - сочинение характеристики, изменяются местами и все кажется спутанным, перемешанным. На этой базе и появляется очень типичная гоголевская фантастика, уходящая корнями в глубины народной культуры.

Гоголь вошел в русскую литературу как создатель сборника «Вечера на хуторе близ Диканьки». Материал повестей воистину неистощим: это устные рассказы, легенды, байки и на современные Фантастика в повестях Гоголя - сочинение, и на исторические темы. «Лишь бы слушали да читали, – гласит пасечник Рудый Панько в вступлении к первой части сборника, – а у меня, пожалуй, – лень только окаянная рыться, – наберется и на 10 таких книжек».

Прошедшее в «Вечерах…» стает в нимбе сказочного и расчудесного. В нем писатель увидел стихийную игру хороших и злых сил, нравственно Фантастика в повестях Гоголя - сочинение здоровых людей, не затронутых духом наживы, прагматизма и духовной ленью. Тут гоголь изображает малороссийскую народно-праздничную, ярмарочную жизнь.

Праздничек с его атмосферой вольности и веселья, связанные с ним поверья и приключения выводят людей из рамок обычного существования, делая неосуществимое вероятным. Заключаются ранее неосуществимые браки («Сорочинская ярмарка Фантастика в повестях Гоголя - сочинение», «Майская ночь», «Ночь перед Рождеством»), активируется всякая нечисть: черти и колдуньи искушают людей, стремясь помешать им.

Праздничек в гоголевских повестях – это различные перевоплощения, переодевания, мистификации, разоблачение загадок. Хохот Гоголя в «Вечерах…» – это подлинное веселье, основанное на сочном народном юморе. Ему доступно выразить в слове смешные противоречия и несообразности, которых много Фантастика в повестях Гоголя - сочинение и в атмосфере праздничка, и в обыкновенной ежедневной жизни.

Своеобразие художественного мира повестей связано, сначала, с широким внедрением фольклорных традиций: конкретно в народных сказаниях, полуязыческих легендах и преданиях Гоголь отыскал темы и сюжеты для собственных произведений. Он использовал поверье о папоротнике, цветущем в ночь намедни Ивана Купала; предание Фантастика в повестях Гоголя - сочинение о загадочных кладах, о продаже души черту, о полетах и превращениях ведьм и почти все, почти все другое. В целом ряде его повестей и рассказов действуют мифологические персонажи: чародеи и колдуньи, оборотни и русалки и, естественно, черт, выходкам которого народное суеверие готово приписать всякое недоброе дело.

«Вечера…» – книжка воистину Фантастика в повестях Гоголя - сочинение умопомрачительных происшествий. Умопомрачительное для Гоголя – одна из важных сторон народного мировоззрения. Действительность и фантастика затейливо переплетаются в представлениях народа о прошедшем и реальном, о добре и зле. Склонность к легендарно-фантастическому мышлению писатель считал показателем духовного здоровья людей.

Фантастика в «Вечерах…» этнографически достоверна. Герои и рассказчики неописуемых историй веруют, что Фантастика в повестях Гоголя - сочинение вся область непознанного населена нечестью, а сами «демонологические» персонажи показаны Гоголем в сниженном, обытовленном обличье. Они тоже «малороссияне», только живут на собственной «территории», временами дурача обыденных людей, вмешиваясь в их быт, празднуя и играя совместно с ними.

К примеру, колдуньи в «Пропавшей грамоте» играют в дурачка, предлагая деду рассказчика Фантастика в повестях Гоголя - сочинение сыграть с ними и возвратить, если повезет, свою шапку. Черт в повести «Ночь перед Рождеством» смотрится как «настоящий губернский стряпчий в мундире». Он хватает месяц и обжигается, дует на руку, как будто человек, случаем схватившийся за раскаленную сковороду. Объяснясь в любви «несравненной Солохе», черт «целовал ее руку с такими ужимками, как Фантастика в повестях Гоголя - сочинение заседатель у поповны». Сама Солоха не только лишь колдунья, но к тому же поселянка, жадная и любящая поклонников.

Народная фантастика переплетена с реальностью, проясняя дела меж людьми, разделяя добро и зло. Обычно, герои в первом сборнике Гоголя одолевают зло. Торжество человека над злом – фольклорный мотив. Писатель заполнил его новым Фантастика в повестях Гоголя - сочинение содержанием: он утверждал мощь и силу людского духа, способного взнуздать черные, злые силы, которые хозяйничают в природе и вмешиваются в жизнь людей.

2-ой период творчества Гоголя открылся типичным «прологом» – «петербургскими» повестями «Невский проспект», «Записки сумасшедшего» и «Портрет», которые вошли в сборник «Арабески». Заглавие этого сборника создатель пояснял Фантастика в повестях Гоголя - сочинение так: «Сумбур, смесь, каша». Вправду, сюда вошел различный материал: не считая повестей и рассказов, тут же помещены статьи, эссе на разную тему.

Показавшиеся в этом сборнике 1-ые три из «петербургских» повестей вроде бы связывают различные периоды творчества писателя: «Арабески» вышли в 1835 году, а последняя повесть, оканчивающая цикл «петербургских Фантастика в повестях Гоголя - сочинение» повестей, «Шинель» была написана уже в 1842 году.

Все эти повести, разные по сюжету, теме, героям, объединены местом деяния – Петербургом. С ним в творчество писателя заходит тема огромного городка и жизни в нем человека. Но для писателя Петербург – это не просто географическое место. Он сделал броский образ-символ городка, сразу Фантастика в повестях Гоголя - сочинение реального и призрачного, умопомрачительного. В судьбах героев, в неиндивидуальных и неописуемых происшествиях их жизни, в молве, слухах и легендах, которыми насыщен сам воздух городка, Гоголь находит зеркальное отражение петербургской «фантасмагории». В Петербурге действительность и фантастика просто изменяются местами. Ежедневная жизнь и судьбы жителей городка – на грани правдоподобного и расчудесного Фантастика в повестях Гоголя - сочинение. Неописуемое вдруг становится так реальным, что человек не выдерживает этого – он сходит с мозга, заболевает и даже погибает.

Петербург Гоголя – город неописуемых происшествий, призрачно-абсурдной жизни, умопомрачительных событий и эталонов. В нем вероятны любые метаморфозы. Живое преобразуется в вещь, куклу (таковы жители аристократического Невского проспекта). Вещь, предмет либо часть тела становится Фантастика в повестях Гоголя - сочинение «лицом», принципиальной личностью, время от времени даже с высочайшим чином (к примеру, нос, пропавший у коллежского асессора Ковалева, имеет чин статского советника). Город обезличивает людей, искажает добрые их свойства, выставляет дурное, до неузнаваемости меняя их вид.

В повестях «Нос» и «Шинель» изображены два полюса петербургской жизни: абсурдная фантасмагория и Фантастика в повестях Гоголя - сочинение будничная действительность. Эти полюса, но, не настолько далеки друг от друга, как может показаться на 1-ый взор. В базе сюжета «Носа» лежит самая умопомрачительная из всех городских «историй». Гоголевская фантастика в этом произведении принципно отличается от народно-поэтической фантастики в «Вечерах…». Тут нет источника умопомрачительного: нос – часть Фантастика в повестях Гоголя - сочинение петербургской мифологии, появившейся без вмешательства потусторонних сил. Это мифология особенная – бюрократическая, порожденная всесильным невидимкой – «электричеством» чина.

Нос ведет себя так, как подобает «значительному лицу», имеющему чин статского советника: молится в Казанском соборе, ходит по невскому проспекту, заезжает в департамент, делает визиты, собирается по чужому паспорту уехать в Ригу. Откуда он взялся, никого Фантастика в повестях Гоголя - сочинение, в том числе и создателя, не интересует. Можно даже представить, что он «с луны упал», ведь по воззрению Поприщина безумца из «Записок сумасшедшего», «луна ведь заурядно делается в Гамбурге», а населена носами. Хоть какое, даже самое бредовое, предположение не исключается. Главное в другом – в «двуликости» носа. По Фантастика в повестях Гоголя - сочинение одним признакам, это точно реальный нос майора Ковалева, Но 2-ой «лик» носа – соц, который по чину стоит выше собственного владельца, так как чин лицезреют, а человека – нет. Фантастика в «Носе» – потаенна, которой нет нигде и которая всюду. Это странноватая ирреальность петербургской жизни, в какой хоть какое бредовое видение Фантастика в повестях Гоголя - сочинение неразличимо от действительности.

В «Шинели» же «маленький человек», «вечный титулярный советник» Акакий Акакиевич Башмачкин становится частью петербургской мифологии, привидением, умопомрачительным мстителем, который наводит кошмар на «значительных лиц». Казалось бы, полностью рядовая, бытовая история – о том, как была украдена новенькая шинель, – растет не только лишь в ярко социальную повесть о Фантастика в повестях Гоголя - сочинение отношениях в бюрократической системе петербургской жизни «маленького человека» и «значительного лица», но перерастает в произведение-загадку, ставящее вопрос: что такое человек, как и для чего он живет, с чем сталкивается в окружающем его мире.

Вопрос этот остается открытым, как и умопомрачительный конец повести. Кто таковой призрак, в конце концов, нашедший «своего Фантастика в повестях Гоголя - сочинение» генерала и навечно исчезнувший после того, как сорвал с него шинель? Это покойник, мстящий за обиду живого человека; нездоровая совесть генерала, создающего в собственном мозгу образ обиженного им, погибшего в итоге этого человека? А может, это только художественный прием, «причудливый парадокс», как считал Владимир Набоков, утверждая что Фантастика в повестях Гоголя - сочинение «человек, которого приняли за бесшинельный призрак Акакия Акакиевича – ведь это человек, укравший у него шинель»?

Вроде бы то ни было, вкупе с усатым привидением в мглу городка уходит и весь умопомрачительный гротеск, разрешаясь в хохоте. Но остается полностью реальный и очень суровый вопрос: как в этом абсурдном мире, мире алогизма, необычных Фантастика в повестях Гоголя - сочинение сплетений, умопомрачительных историй, претендующих быть полностью реальными ситуациями обыкновенной жизни, как в этом мире человек может отстоять свое подлинное лицо, сохранить живую душу? Ответ на этот вопрос Гоголь будет находить до конца собственной жизни, используя для этого уже совершенно другие художественный средства.

Но гоголевская фантастика навечно стала достоянием Фантастика в повестях Гоголя - сочинение не только лишь российской, да и мировой литературы, вошла в ее золотой фонд. Современное искусство открыто признает Гоголя своим наставником. Емкость, разящая сила хохота феноминально соединены в его творчестве с катастрофическим потрясением. Гоголь вроде бы нашел общий корень катастрофического и смешного. Эхо Гоголя в искусстве слышится и в романах Булгакова, и Фантастика в повестях Гоголя - сочинение в пьесах Маяковского, и в фантасмагориях Кафки. Пройдут году, но загадка гоголевского хохота остается для новых поколений его читателей и последователей.



fbr-arestovalo-pohititelej-mumii-i-vernulo-ee-v-muzej-san-francisko.html
fcb-escola-shkola-po-futbolu-v-barseloni-pri-futbolnom-klube-barselona.html
fda-vsyo-ravno-verit-farmkoncernam-na-slovo-i-nichego-ne-proveryaet-potomu-chto-fda-ne-imeet-svoej-sobstvennoj-issledovatelskoj-bazi.html